vanlife travel

Северный ветер, или Четыре года до мечты

Путешественник живет тремя жизнями:
когда планирует путешествие,
когда его совершает
и когда вспоминает о нем.

Мысль добраться до Белого и Баренцева морей накрепко вонзилась в голову еще в 2009-м году, по возвращении из первой карельской поездки. Однако воплощаться в реальность не спешила – то середь похода ломалась машина; то работа баловала лишь коротким недельным отпуском, за который до Северов не дойти.
В этом году двухнедельный августовский отпуск изначально планировался под Урал – но месяца за полтора до отъезда на меня напала такая дичайшая тоска по любимым местам, что сопротивляться ей не было сил. Решили – в этом году Карелия и Кольский, а Урал подождет нас до 2014-го

Подготовительные мероприятия прошли в обычном порядке, до старта осталось около десяти часов. Выкатив груженый автобус из гаража, для успокоения души заглянул под брюхо. Душа не только не успокоилась, а наоборот, заверещала нецензурной бранью – в заднем лонжероне напротив отбойника зияла свежая дыра.
Закурив сигарету и поковыряв пальцем лохмотья ржавого железа вокруг раны, уселся на порог подумать.
Варианта было три. О первом даже думать не хотелось, второй сулил весомые риски, третий подразумевал поиски толкового сварщика (на календаре был вечер пятницы) и последующую игру “залатай дырку”.

– Сирожа, дела хреновые. У меня лонжерон проломило.
– Чинись, скнх! Я уже машину загрузил!

Необъяснимое везение помогло найти сервис, в котором общительные ребята дали координаты сварщика, готового немедленно взяться за хирургическую операцию:

Через два часа после снятия автобуса с домкратов мы выкатились на М7.

За первые сутки после старта мы обычно проходим чуть больше тысячи километров, потом встаем на ночевку на восточном берегу Онежского озера. В прошлую поездку нашли неплохое место для стоянки – каменный продуваемый мыс, песчаный пляж и впадающая в озеро речка. В этом году там собрались все москвичи, умеющие ставить палатку было весьма многолюдно – свободных площадок не было, располагаться пришлось в березняке, на траве посреди муравейников
Утром соседний лагерь снимался вместе с нами. Увидев, как из леса на пляж выполз автопоезд, подумал – сейчас придется много копать и долго толкать. И лебедку-то я дома оставил.. Однако пилот Паджеры умудрился самостоятельно дотащить трейлер до каменистой тропинки, вызвав у всех зрителей неподдельный восторг

В Медгоре закупили провиант и наконец спрыгнули с асфальта – нас ждала Карелия

Ответственное мероприятие перед уходом в леса – пополнение стратегических запасов крепкого алкоголя земляного червя:

Посоветовали нам для стоянки озеро Сонго. Из описания местности было, конечно, понятно, что место весьма популярное – но увидеть вокруг озера третье транспортное кольцо я никак не ожидал. Куда ни ткнись – палатки, машины, собаки, дети и краснорожие доброжелательные рыбаки. Решили уходить севернее в более глухие места.

Найденная стоянка была прекрасна – готовая кухня, за кухней баня, за баней никого – тишь и благодать. Остаемся!

Суккозеро – оазис цивилизации. Есть заправка для автомобилей и магазины для заправки экипажей

Выкатываемся в сторону Воттоваары:

В этот раз Воттоваара нам не далась

Возвращаемся несолоно хлебавши в лагерь

И на подъезде к стоянке пробиваем колесо

Отметив, как полагается, кончину баллона

Выкатываемся на трассу Кола в направлении Мурманска

В Мурманске долго ищем два живых баллона, которые проходили бы на УАЗе хотя бы пару лет

И наконец-то мы в Титовке

Сворачиваем с асфальта

Немецкая тыловая дорога, построенная в 1942-1944 годах, использовалась для снабжения боеприпасами, продовольствием и снаряжением. И поныне находится в отличном состоянии, хотя с тех пор ни разу не ремонтировалась. В прозрачнейшей воде озер видны мины, обломки корпусов радиостанций и другие остатки Войны

Печенгские тундры. Облака наползают прямо на лагерь. Ветер настолько силен, что палатку можно ставить только у борта машины с подветренной стороны, иначе сорвет:

После ночевки выдвигаемся в направлении Среднего-Рыбачьего

«Остановитесь и склоните головы! Здесь сражались герои Рыбачьего. На склонах Муста-Тунтури в грозные годы Великой Отечественной войны 1195 дней стояли насмерть воины армии и флота, защищая Советскую Родину»
Памятник защитникам полуострова Рыбачий:

Добрались до Среднего!

Поселок Вайда-губа, мыс Немецкий. Земля кончилась, дальше только вода

За спиной — Баренцево море и Северный Ледовитый океан

– Ну, за достижение цели!

Разворачиваемся, к вечеру надо успеть добраться до Двух братьев. Расстояние вроде невелико, но по каменистым грунтовкам полуострова особо не разгонишься, пробираться до следующей стоянки будем несколько часов

Часто встречаются доты времен Великой Отечественной войны

Море холодное, но уезжать не искупавшись не хочется

Останавливаемся на обед. Вот в этой композиции с тросом и каменной глыбой есть сюрприз

А у нас – свой сюрприз. Котелок гречневой каши с тушёнкой, который вызвал среди участников сильнейший ажиотаж. До сих пор кажется, что ничего вкуснее мы в жизни не ели

Однако темнеет, надо поторапливаться

До Двух братьев добрались напрочь вымотанные, и уснули прямо в машинах, ставить палатки уже не было сил

Два брата — каменные останцы на берегу моря. Саамы называли их “нойдами” — колдунами. Нойда Киипери-Укко и нойда Киипери-Акка — это шаман и его суженая, заколдованные другими шаманами в наказание за их злодеяния. У саамов это место было священным

Бродить по берегу океана можно бесконечно — прибой выбрасывает на камни множество интереснейших вещей. Не удалось только найти морскую звезду

Пока лагерь со скрипом просыпался — экипаж автобуса уже свернул палатку, позавтракал, излазил всё близлежащее побережье и вскарабкался на утес:

Виды сверху — замечательные:

Начинаем обратный путь. Брод через реку Выкат:

Проходится он как можно дальше от разрушенного моста, вдоль кустов. Там дно ровное, твердое, а глубина небольшая. Если же сунуться в реку рядом с мостом — утопление автомобиля практически гарантировано, глубина в русле больше полутора метров.

Перевал Муста-Тунтури:

Выкатываемся на М18

Спускаемся до Кеми, и начинаем искать стоянку на несколько дней — надо отдохнуть перед броском домой.

В этот раз стратегия “пальцем в карту” приносит многочасовой поиск места для лагеря, напрочь вымотавший экипажи и нелегко давшийся машинам. Километров тридцать тяжелых грунтовок, с бесконечными лужами, в лужах здоровые валуны, бревна от сломанных гатей. Промерять каждую лужу методом окунания штурманов нереально — на это уйдет несколько дней. Поэтому во главе процессии по очереди крадутся УАЗы с неразрезными мостами спереди — а автобус, внимательно отслеживая как ведущий проваливается в ямы или подпрыгивает от ударов о камни, ползет следом.
Берега попадающихся на пути озер заболочены, немногочисленные удобные, светлые и продуваемые стоянки заняты. Из последних сил пробиваемся дальше, и наконец встаем:

Пытаемся отправить смс домой — хрен там, связи нет:

Ставим кухню:

И с наслаждением укладываемся по палаткам, вытягивая гудящие ноги

Дневка — это значит что? Правильное утро!

Поговорив с Белым медведем, команда заметно приободряется

На месте нам, как обычно, не сидится — отправляемся бродить по окрестностям, и обнаруживаем вот такой знак:

Похоже, когда-то давно на берегу стояло большое село. Видны остатки сгнивших причалов, ржавые якорные цепи и толстенные металлические тросы — здесь явно было судоходство. Однако ни домов, ни дворов не осталось совсем.

Добываем ужин:

И перед сном любуемся узкой северной радугой, показавшейся после грозы

Уже приехав домой, начинаем изучать историю, и выясняем, что селение Маслозеро, располагавшееся на берегу одноименного озера, упоминалось в источниках еще XVI века. В 1968 году официально переведено в статус нежилого, а в 2000 начисто уничтожено пожаром

… по всему Поморью славилась Маслозерская «волостка» своими кузнецами. В 1630-х годах среди 31 проживавшего здесь крестьянина 16 являлись укладными кузнецами. В крупных масштабах продукция карельских кузнецов расходилась по стране. Железные црены, или большие сковороды для выпаривания соли, сотнями сбывались в Поморье.
Во времена Великого Новгорода архангельские карелы входили в состав Обонежской пятины, предполагается, что прежде они жили по берегам Белого моря, но после прихода сюда новгородцев были вытеснены предками поморов в местности, отдаленные от моря. Они расселились в стоящих на длительном друг от друга расстоянии карельских селах по берегам рек и озер, некоторые карельские деревни из-за своей отдаленности долгое время оставались лишенными хоть каких-то более-менее сносных путей сообщения. Порой только по трудно проходимым болотам, тропам можно было добраться до них. После падения Новгорода, маслозерские земли долгое время принадлежали Соловецкой обители, немного документов сообщает нам об этом. Но зато в архивах Республики Карелия и Архангельской области достаточно источников, датированных XIX веком, из которых узнаем о том, что маслозерские села и деревни входили в состав Шуезерского прихода, и лишь в 1847 году был образован Маслозерский приход. Ровно 145 лет назад в Маслозерской волости насчитывалось 7 деревень, 158 дворов, 575 «ревизских душ». В состав волости входили Маслозерское, Афонинское, Подужемское и Пебозерское сельские общества.

Работа по воссозданию истории села ведется ежедневно. В этом году общественники «Поморского берега» записали рассказы и песни на карельском и русском языках от тех, кто когда-то жил и трудился в Маслозере.
Кроме того, проведена огромная работа в архивах Карелии и Архангельской области по выявлению документального потока по истории села: обнаружены редкие источники, уточнены важные факты. В рамках Года карельского языка и национальной культуры 9 июня состоялась встреча с маслозерцами в городе Кеми на слете жителей исчезнувших деревень. В настоящее время инициативная группа «Поморского берега» помимо памятного знака готовит книгу, посвященную Маслозеру.

Нижний Новгород – Ковров – Иваново – Ярославль – Вологда – Вытегра – Пудож – Медвежьегорск – Суккозеро – Кемь – Кандалакша – Мурманск – Титовка – Средний – Рыбачий – Титовка – Мурманск – Кемь – Петрозаводск – Новая Ладога – Устюжна – Бежецк – Калязин – Москва

9.08.2013 – 25.08.2013