vanlife travel

Карачаево-Черкесия

Ты идёшь по кромке ледника
Взгляд не отрывая от вершины
Горы спят, вдыхая облака
Выдыхая снежные лавины

Не знаю, как люди парили бы душою, если бы земля была скучной и плоской, как тарелка. Горы для равнинного жителя – это восторг и сумасшествие.
Открытием прошедшего года для меня стал Кавказ

На следующий день после приезда случился первый выход в горы в составе группы:

И он мне не понравился. Начиная с этого момента, я везде ходил один. Да – можно поломаться, а связи за пределами поселков нет, и помощь вызвать не получится; да – есть шанс повстречаться с медведями; и еще много всяких неожиданных событий может приключиться.
Но только в одиночку, не отвлекаясь на чужую речь и не ощущая посторонние вибрации рядом, можно почувствовать пугающую бесконечность пространства и попробовать приблизиться к неторопливому течению времени

река Муха:

водопад Шумка:

Подъем к нему прост, поэтому посетителей на тропе немало

Наступила первая пятница, а значит, пора на рынок. Работает он один раз в неделю, первую половину дня. Самые вкусные и популярные продукты – копченые курдюки, домашний сыр, конская колбаса, свиные колбасы – раскупают достаточно быстро, так что приходить лучше пораньше

Тебердинский заповедник

В 1935 г. был организован заповедник местного значения (“Тебердинский акклиматизационный заповедник”), который в 1936 г. приобрел статус государственного заповедника с полным заповедным режимом. Первоначально площадь заповедника составила 62000 га.
Туризм с 1956г. до настоящего времени прошел два этапа: неограниченного развития и упорядочения. К 1980-1985гг. число туристов, проходящих через Теберду и Домбай, достигло 700000 человек в год. Стало заметно ощущаться отрицательное влияние туризма на экосистему заповедника. Поэтому в 1977г. от заповедника была отчуждена территория города Теберда, а в 1979г. – территория Домбайского комплекса площадью 104 га. Постепенно сокращалось число туристических маршрутов. Туризм удалось сосредоточить в Домбае, на территории г.Теберда, поселка заповедника (музей и вольер с дикими животными) и по границам заповедника.

Детям и любителям смотреть на животных в неволе заповедник понравится. В нем живут медведи, зубры и прочие выдры. Мне же хотелось разведать, можно ли через территорию заповедника пройти на хребет Хатипара, и заодно познакомиться с тетушкой, продающей неплохое по отзывам домашнее вино. Первая часть планов успехом не увенчалась, вторая же завершилась положительно.

На горе Шоана, в долине реки Кубань, находится Шоанинский храм, принадлежавший Кубанской епископии Аланской епархии и возведенный в первой половине X века

Храм не запирается – если входная дверь плотно прикрыта, это не значит, что она заперта. Можно зайти внутрь

В 2007-м году жители ближайшего села самовольно произвели, по словам администрации Карачаево-Черкесского музея-заповедника, “варварский” ремонт храма. Видимо, устали смотреть, как древний памятник разрушается без ухода
В 2011-м храм был подожжен неизвестными, но пожар быстро потушили
В 2016-м банк России выпустил серебряную монету с изображением храма достоинством 3 рубля

Практически к самому храму можно подняться на машине. Причем, имея нормальные навыки управления механическими транспортными средствами, сделать это можно даже на моноприводной пузотерке. Однако на моих глазах местный водила, управляя буханкой, на которой при желании можно легко залезть на вертикальную стену, чуть было не опрокинулся с обрыва с полным салоном пассажиров и детей на совершенно безобидном участке. Дважды неправильно выбрав передачу на подъеме.
Так что найдя автомобиль с водителем для трансфера, надо оценивать квалификацию пилота, и при наличии опасений за собственную жизнь попытаться успеть расторгнуть соглашение, то бишь выйти из повозки вон.

В X веке Аланское царство (нынешняя территория Карачаево-Черкесии) находилось под влиянием Восточной Римской империи. Которая одну из своих целей видела в укреплении позиций христианства и усилении влияния Византийского престола. Именно в это время – точнее, в 967 году, как было установлено по фрескам на стенах, был построен Сентинский храм

Подниматься к храму я решил не по обычной дороге, серпантином обходящей гору Бурун-Сырт, а по конским тропам в лоб от поселка Нижняя Теберда

На мой взгляд, это лучший кадр за всю поездку. Пока я обходил храм, туристы с другой стороны спугнули табун лошадей:

Сентинский храм был построен на одном из ответвлений Великого Шелкового пути, на скальном массиве Бурун-Сырт. С течением времени название местности трансформировалось в Сынты, затем в Сенты
Сентинская гора еще в V – VIII века была культовым местом, на котором впоследствии были найдены языческие святилища и захоронения
Кстати, что интересно, крещение аланов произошло в 916-м году – на несколько десятков лет раньше, чем крещение славян Киевской Руси
Рядом с храмом расположен мавзолей, так называемая “костница”
В самом храме тоже были обнаружены захоронения – в южном притворе некоего, судя по одежде и византийскому кресту, архиерея; могилу двух человек также нашли под полом центральной части храма

А вот и посетители начинают подтягиваться. Пора уходить

Как-то само собой получилось, что день рождения прошел на Домбае. На самой моей высокой точке. Выше трех тысяч метров я еще не бывал

Подъем по канатной дороге на Мусса-Ачитара:

Ущелье Гоначхир:

История «Тарелки» берёт начало в политическом сотрудничестве. Летом 1969 года восьмой президент Финляндии Урхо Кекконен вместе с председателем Совета министров СССР Алексеем Косыгиным совершил переход через Кавказский хребет. Маршрут похода проходил близ ущелья Алибек. Живописные пейзажи и виды горных вершин столь сильно впечатлили Кекконена, что он подарил этой местности столь же яркий и «неземной» арт-объект — дом «Футуро». Именно так, а вовсе не «Тарелкой», называл своё детище автор проекта, финский архитектор Матти Сууронен.

Своё новаторское творение – дом «Футуро» – Матти Сууронен спроектировал в конце 60-х годов, во времена тотальной «космизации» творчества всех мастей. Планеты, космические корабли, галактика — всё это вдохновляло и деятелей науки, и дизайнеров, и художников, и музыкантов того времени. Транспорт, бытовая техника, предметы обихода – всё вокруг стало намекать на свою космическую принадлежность. Космос просочился и в голову Сууронена, когда он конструировал будущий проект.

Открывающимися с высоты три тысячи метров видами можно любоваться бесконечно. Иногда возвращаясь к шалманам за согревающим глинтвейном:

На следующий день был запланирован поход на Бадукские озера.
Вид с висячего моста через Теберду:

Товарищ на фото выше меланхолично бродил по реке, вынимал из нее камни, подносил близко к лицу, как будто нюхая, и клал обратно в воду. Стоило мне аккуратно навести на него объектив – сразу начал размахивать руками и агрессивно сокращаться. Причем находился он в момент съемки ко мне боком, почти спиной. Каким хреном почувствовал – непонятно, как будто специально ждал
Разборки с местными в планы не входили, поэтому я не стал дожидаться, пока он вылезет из воды, заплатил охране заповедника за вход на тропу и ушел в горы

Ручей Хаджибей впадает в реку Бадук:

Нога Акинфеева:

Подъем на Бадукские озера вроде бы не очень протяженный (около трех километров), но достаточно крутой. Тропа изобилует корнями, камнями и ямами – расслабляться нельзя. Плюс несколько сотен последних метров пути проходят по нагромождению огромных камней – пробираться нужно очень аккуратно, чтобы не поломать ноги. При малейших признаках надвигающегося дождя лучше двигаться назад – когда эти камни намокают, убиться на них становится легче в разы

Виды на озерах живописностью не отличаются, плюс само Бадукское ущелье достаточно сильно заросло кустарником и лесом. Так что в список must see я бы их не поставил.

Заброшенный водовод через Теберду позволяет срезать около двух километров пешего пути из поселка в сторону Джамагатского ущелья. В дождливую погоду, когда трубы становятся скользкими, превращается в цирковой аттракцион:

Но тратить время и силы на обход через мост жалко, поэтому пользовался я им регулярно

На сегодня в планах – гора Лев Толстой, и далее по обстановке.

Подъем весьма крут, и в случае соскальзывания есть все шансы эффектно ссыпаться по склону прямо в бассейн весьма гламурного отеля Yeti House, который находится непосредственно под тропой:

Вид с хребта Чайлебаши вдоль Тебердинского ущелья. На заднем плане – гора Белала-Кая:

Поворачиваемся на девяносто градусов влево – вид на ущелье Джамагат с отметки 2008 метров. Туда я пойду чуть позже:

Вечером с наслаждением гулял по ровной земле, без опасения куда-нибудь соскользнуть или свалиться

Если подняться по Мухинскому ущелью до первого заброшенного коша:

То слева откроется Азгекское ущелье:

Уютная и какая-то спокойная долина стала одним из любимых мест, туда я наведывался не один раз

Мухинское ущелье:

Жилой кош:

Вода горных ручьев вкусна необыкновенно!

Озеро Туманлы-Кель (оно же Форельное). Вам непременно будут предлагать его посетить, преподнося как райский уголок. Выглядит оно так:

Снимок сделан после того, как с площадки для пикников убралась последняя развеселая компания. А было этих компаний там неисчислимое множество. Кругом дымились шашлыки, играла позитивная эстрадная музыка, периодически чья-нибудь туша с боевым кличем бросалась в воду. Чистый парадиз, что и говорить!

А само ущелье Гоначхир интересное. Вот такая в нем течет река:

От поселка Домбай расходятся три ущелья, образуя три основных направления для походов. Прямо на юг – ущелье Аманауз, налево на восток – ущелье Домбай-Ульген, и направо – Алибек:

Река Аманауз:

Вид из ущелья Аманауз на Домбай:

Водопады Софруджу, на мой взгляд, самые зрелищные из всех водопадов Домбая

Тропа к ним длинная и непростая, к последнему каскаду надо ползти по сыпухе, но открывающиеся картины того стоят

Ущелье Джамагат

Четыре дня шел дождь – но вот наконец он прекратился и, вдоволь насидевшись дома, я немедленно помчался в горы
До нарзанных источников дошел довольно быстро. На поляне собирала лагерь после ночевки группа пеших туристов

Одни тетки, и не боятся же – отметил автоматически мозг, и снова задремал. Вокруг было фантастически красиво – только-только восходящее над скалами солнце мягко подсвечивало облака тумана, поднимающиеся от нагреваемых склонов

Попил из источника воды с сильным привкусом железа и решил подниматься выше на озеро Эпчик – около семи километров от поляны нарзанов в один конец
Тропа явно не была сильно популярной – узкая, заросшая травой – и шла круто на подъем. Ботинки начали промокать от росы. Ну ничего, на перевал поднимусь – высохнут
Ах ты, жёваный крот, воды-то с собой забыл набрать. Без воды нельзя, надо вернуться, вон и ручей метрах в ста позади шумит – развернулся, прошел немного в обратном направлении и

Тут я почему-то начал вслух разговаривать сам с собой
– Небольшой. Год, может быть, или три.
– Ага. А рождаются эти небольшие от святого духа, да? И маманя этого когтистого ребенка никак не может здесь поодаль бродить, так @ля?
– Говно прямо на тропе лежит. Шел туда – следа не было. Значит что?
– Правильно. Эта животная шерстяная, умка-переросток, прямо за мной шла
– Да погоди ты. Помнишь, в Карелии на медведицу с мелкими вышел? Там реально чуть не обделался со страху, а тут чо, фигня.. Фоткай давай!
Совсем рядом в зарослях на склоне ущелья с грохотом покатился камень
– От же @лять, во всех книжках же читал, что медведи бесшумно ходят.. Стремный медведь какой-то, неправильный
– Чо ж делать-то? И на Эпчик хочется, и страшно сцуко!

В этих раздумьях я простоял на тропе минут пятнадцать, слушая чуйку и взвешивая готовность жопы к приключениям, и тут снизу начала подниматься группа в волосатых полосатых купальниках, ночевавшая у нарзанов
Туристы шли по скользкой крутой тропе, глядя под ноги. Уткнувшись мне практически в ботинки, головная девушка подняла глаза и ощутимо вздрогнула
– Щас ты не так еще вздрогнешь, чуть повыше там, если не прозеваешь следок – подумал злорадно, но вслух поздоровался и доброжелательно оскалился, посторонившись и пропуская группу наверх
Последним волочился инструктор
– Здравствуйте!
– Привет. На Эпчик?
– Ага.
– Я тоже туда хотел. След медвежий увидел, свежий прям. Чо-та расхотелось
Ни один мускул не дрогнул на лице профессионала уплочено же
– Медведь? Ну ничо, помычим на него!
– Тебе-то хорошо, упырь – набрал тихоходных баб, по-любому хоть одна медленнее тебя побежит. А я-то один, порвут если что как поролоновую обезьяну, и на ютуб ролик некому будет выложить – Ну ладно, удачи вам!
– Давай, брат

И я отправился вниз, обратно к Теберде

Вид из ущелья Джамагат на Мухинское ущелье:

На следующий день я отправился на гору Лысая

Целью для всех поднимающихся на Лысую, своебразной точкой финиша является изба, недавно построенная местным жителем по имени Бородин. Сей господин взял территорию горы в аренду, проложил на вершину дорогу и рассекает по ней на белоснежной Toyota Tundra

Вид на Верхнюю Теберду:

В один из дней поехал прогуляться в Карачаевск. Пофотографировать там не получилось – местные настолько настороженно и внимательно таращатся на приезжего, что желание доставать фотоаппарат из кофра как-то само собой пропадает

Ущелье Назалыкол – еще одно любимое место:

Обратите внимание, как интересно стоят камушки на гряде слева от центра кадра:

Поднимаясь к этим пасторалям густым лесом, я полтора часа драл глотку, заранее давая знать о себе косолапым. Уж очень заросшая дорога вела наверх, да и лес вокруг не просматривался совершенно. Зато в долине ждали совершенно фантастические красоты

Тропа вдоль реки Назалыкол:

Этот симпатичный холмик виден с одной-единственной точки с очень большого расстояния. Попытки подобраться к нему поближе провалились – лес не пускал

Мухинское ущелье, вид со склона Лысой горы:

Остатки древнего аланского городища. По рассказам местных, это Х век. Внутри стен, расположенных прямоугольниками, растут смородина, крыжовник и малина

Хребет Канырчат:

На заднем плане – гора Кельбаши:

Пришло время исследовать восточное направление, от Домбая налево.
Ущелье Домбай-Ульген:

Семенов-Баши:

Ледник Северный Джугутурлючат:

Чучхурские водопады состоят из двух каскадов, верхнего и нижнего:

Вид из Чучхурского ущелья на Домбай-Ульген:

Вид на перевал Чучхур. Очень хотелось дойти до перевала, но… Тропы в Чучхурском ущелье обнаружить не удалось, а пробираться вслепую по плечи в траве, на каждом шагу рискуя сломать ноги, было неразумно. Пришлось разворачиваться

Река Чучхур:

А теперь от Домбая – направо.
Ущелье Алибек, гора Сулахат:

Водопад Алибек:

После Алибека я отправился на Турье озеро, про которое слышал очень много восторженных отзывов.
Переход через реку Алибек:

Турье озеро с нижнего подхода:

Его можно и нужно обойти слева по гряде. Во-первых, с верхнего подхода совершенно другой вид; во-вторых, на узкой, наглухо заросшей кустарником гряде растет очень вкусная черника. Причем размер ягод конский, я пасся там где-то полчаса, не в силах оторваться

Турье озеро с верхнего подхода:

Ледник Алибек:

Вид из ущелья Алибек на горнолыжные трассы Домбая:

К ущелью Домбай-Ульген примыкает ущелье Птыш:

Река Северный Птыш:

Вперед, в направлении ледника:

Водопад Девичьи косы:

Из состояния благостной задумчивости меня вывела смска от компании Аэрофлот, извещавшая о начале регистрации на завтрашний рейс в Москву. Волшебство заканчивалось…

Теберда, Теберда, голубая вода,
Серебристый напев над водой.
Теберда, Теберда, я хотел бы всегда
Жить в горах над твоею волной.

Серебрей серебра там бурунная рать
По ущелью бурлит, не смолкая,
Там в туманной дали бастионом стоит
Синеватая Белала-Кая.

Теберда, Теберда, голубая вода,
Нет прекрасней твоих тополей,
Я б остался всегда коротать здесь года,
Если б не было русских полей.

Я б остался, поверь, если б как-то в метель
Я одну не довел бы домой.
Теберда, Теберда – голубая вода,
Серебристый напев над водой.