vanlife travel

Терский берег, или Пятьдесят оттенков желтого

Несмотря на то, что короткий отпуск приключился внезапно — мы не раздумывали долго, куда поехать. Казахстан вместе с дорогой туда-обратно в неделю не вписывался никак, для Прибалтики или других чужих государств не был готов загран. Осень сдвинулась вслед за летом, значит — едем на тоню Тетрину, к Александру Борисовичу.

Вологодский тракт всегда был хорош — отсутствием трафика, гаишников, а также относительно неплохим дорожным покрытием. Но осенью, да после ремонта — он был просто прекрасен. За каждым поворотом приходилось бороться с искушением остановиться и фотографировать.

За несколько предыдущих поездок я оборвал здесь три задних амортизатора, а процесс управления автобусом состоял из скоростной рулежки и судорожных торможений между дырами и поперечными волнами асфальта.
Теперь же можно от Ярославля до Медвежьегорска комфортно идти сотню с хвостиком, руль держать одной рукой и не высматривать глазами выбоины.
Спасибо дорожникам

Заночевали под Медвежьегорском, и на следующий день примерно к обеду я уже оттормаживался перед стелой Полярного круга:

За трассу Кола опять же хочется сказать спасибо людям, которые ее ремонтируют и содержат. От Медгоры до Мурманска главное — не заснуть.
Слово за слово, докатили до Кандалакши

Каждый отпуск у нас начинается одинаково
Клятвы «в этот раз едем спокойно, никуда не торопимся», «мы же в одну машину, захотим — встанем пожрать или поспать, хоть на сутки» звучат регулярно, и столь же регулярно нарушаются без каких-либо угрызений совести
— Ты про отлив спросил?
— Да, написал, пока не ответил
— …
— Ага, пришло. Проехать можно до трех сегодня, или после семи вечера
— @ля…
— Погнали!

Архи-скоростная закупка продуктов, заправка и стокилометровый перегон до Умбы. Там остается совсем чуть-чуть

Поморское село Умба впервые упоминается в 1466 году. Это старейшее славянское поселение Кольского полуострова. Здесь сохранилось много старинных изб, большинство жителей коренные поморы. Деревня очень живописна, стоит у впадения в море реки Умбы, окружена большими «каменными лбами», отполированными ледником и морем. В 1898 году поблизости от села, на берегу залива возник рабочий посёлок при Умбском леспильном заводе промышленника Беляева. Первоначальное название — посёлок Лесной. С 60-х годов XX века разросшийся посёлок тоже носит имя Умба (в народе — Новая Умба). Старинное поморское село Старая Умба, находящееся на правом берегу речки.

Успели проехать на тоню до прилива

Удивительные ощущения от этого места остались у нас еще с прошлого года. Конечно же, благодаря хозяину — Александру Борисовичу. Ехали-ехали, и как будто домой вернулись

Назавтра, пока все спали, отправился гулять

На Терском берегу и в большинстве других регионов Поморья термин «тоня» обозначает участок водоема и его побережья, приспособленный для ловли рыбы и боя морского зверя. До конца 20-х гг. XX в. тони заменяли местному населению земельные наделы и играли важнейшую роль в его жизни. Все побережье моря было поделено на промысловые участки, куда на время путины выезжали промышленники для лова рыбы. Тони Терского берега представляли собой хорошо отлаженное хозяйство. На участках ставились комплексы бытовых, промысловых и культовых сооружений (избы, амбары, ледники, часовни и т. д.); использовались определенного вида рыболовные снасти, соблюдался промысловый календарь. Важно то, что этот промысел не наносил ущерба природной среде и был экономически эффективен.
В отличие от многих других поморских промыслов, безвозвратно ушедших в прошлое или сильно изменившихся (зверобойный промысел; лов рыбы «заборами» — сооружениями, перегораживающими реку; добыча жемчуга, а так же отхожие промыслы на Мурман и арктические острова), тоневое хозяйство сохранилось до наших дней. В традиционном виде, оно продолжает функционировать на Терском и Зимнем берегах Белого моря. По сути, комплекс традиций, связанных с тонями — это единственный пласт промысловой культуры поморов Русского Севера, который продолжает жить на современном этапе.

Первая в жизни морская рыбалка. Треска:

Баня. Чан с собранными в отливной полосе ламинариями. Лежа в котором, хочется блажить на всё побережье: оставьте меня здесь и присылайте регулярно московскую зарплату несите уже пиво!

На следующее утро мы поехали в Умбу, делать рентген лодыжки штурмана
По пути узнали, что до семьи рыбаков, стоявшей в паре километров от нас, всю ночь домогался Потапыч. Фотография слегка искаженно передает масштаб, но для сравнения рядом — след сапога взрослого дядьки

А потом погода начала портиться, и мы потихоньку засобирались домой

Это была наша первая осень на Кольском — до этого ездили только летом.
Не отпускает до сих пор